Banner 2
Когда в 1932 году А.Л.Чижевский пришёл к глухому и больному К.Э.Циолковскому и тот изложил ему свою «теорию космических эр», Чижевского поразили мистические убеждения «отца космонавтики». Не споря и не комментируя этих бесед, материалист Чижевский счёл эти речи просто гениальным чудачеством великого мыслителя. Сам же Циолковский, пришедший к мистическим убеждениям после тяжких духовных исканий, предпочитал не распространяться о них, и эта сторона его личности неизвестна даже специалистам, изучающим его наследие, не говоря уже о широком читателе.

Начнём с того, что Константин Эдуардович с детства был предрасположен ко всему необычному, таинственному и запредельному. Подверженность лунатизму Кости и его брата свидетельствует о том, что у него была генетическая предрасположенность к чуду, которого он, между прочим, ждал всю жизнь. Этому способствовали и внешние обстоятельства. Константин Эдуардович, глухой с детства, замкнутый, рассеянный, чудаковатый, был глубоко несчастен в жизни.

Он страстно желал найти опору хоть в чём-то, что позволило бы ему переносить тяготы и уныние провинциальной жизни. В какой-то степени такой опорой могла стать наука. Однако нужна была высокая цель, ради которой стоило вести научные исследования. И целый период жизни Константина Эдуардовича был посвящен поиску этой более великой и надёжной, чем наука, опоры. Реалист и материалист до мозга костей, он, как ни странно, не смог найти её в одном лишь человеческом разуме и техническом прогрессе. Из некоторых его рукописей видно, что он, доведённый до отчаяния тяготами жизни, обращался с мольбой о помощи к высшим силам.

И знак был дан. Об этом он неустанно вспоминал чуть ли не в каждой своей работе, но не расшифровывал его. В работе «Воля Вселенной. Неизвестные разумные силы», опубликованной в1928 году, он написал слова, которые наверняка удивляли многих читателей этой книги. Есть факты, писал он, которые «указывают на присутствие каких-то сил, каких-то разумных существ, вмешивающихся в нашу человеческую жизнь. С точки зрения современной науки, известными нам силами природы их не всегда можно объяснить, не предположив существования особой разумной силы. Скажу откровенно, до последнего времени, поражённый ярким светом науки, я отрицал все таинственные явления и объяснял их то известными законами природы, то галлюцинациями, обманом, фокусничеством забывчивостью, невежеством, болезненностью и т.д., но не все. Какая-то очень малая часть их, хоть и естественна, но не может быть объяснена без вмешательства разумных сил, исходящих от сознательных и неизвестных нам существ. Одни из существ подобны нам (мой монизм), только более совершенны, какими и мы будем (эволюция), другие составлены из более лёгких элементов. Какие из этих существ вмешиваются в нашу жизнь, решить трудно». В своих предшествующих трудах он обозначал эти существа словами:

БОГ, КОСМОС, ПРИШЕЛЬЦЫ, СУЩЕСТВА ТОНКОГО МИРА, но предостерегал, что о них ещё не настало время говорить.

И вот спустя почти столетие среди неопубликованных рукописей Константина Эдуардовича было обнаружено описание того события, которое потрясло учёного. Это был переломный момент его жизни. Циолковский молод. Он женился, работал не покладая рук, но дух его был стеснён. Некоторое утешение ему приносили, как ни странно, беседы с женой, поражавшей его глубоким знанием и благоговейным отношением к Евангелию. Полный отчаяния, разочаровавшись в бессмысленности жизни, он просил высшие разумные силы дать ему хоть какой-нибудь знак, доказывающий, что они существуют.

И примерно в 1889 году, живя в Боровске (ему было, следовательно, 33 года), Циолковский получил уникальный мистический опыт. Он сидел на крыльце дома и тайно пожелал увидеть образ Бога... Внезапно в южной части небосклона, невысоко над горизонтом он увидел крест, образованный из облаков. Крест двигался, приближался - и превратился в фигуру человека, безукоризненную по очертаниям. Затем на руки Циолковского с ясного неба упали капли, которые оказались сладкими на вкус (он их попробовал на язык). Это потрясло учёного, произвело полный переворот в его сознании и стало тайной его жизни.

В результате этого чуда Циолковский был приобщён к мистическому опыту. Он был отмечен свыше. Такой опыт выпадал на Земле лишь немногим избранным: Моисею, Пифагору, Сократу, Будде. По сути, К.Э.Циолковский стал «посвященным». Если прежде он разрабатывал в основном механистические основы космизма (ракетодинамику, план расселения людей в космосе), то после потрясшего его события всё его внимание устремляется к глобальным философским и космогоническим проблемам. Циолковский поднялся до таких горизонтов, которые трудно было предполагать в самоучке. Он встал вровень с величайшими титанами человечества: Леонардо да Винчи, Коперником, Ньютоном, Галилеем. Более того, К.Э.Циолковский впервые в истории науки выдвигает такой каскад идей, какого не смог выдвинуть ни один из гигантов науки от древности до наших дней.

Первым в истории он осмелился сказать, что Земля - лишь временное пребывание человечества; что она всего лишь «колыбель разума»; что «в погоне за светом и пространством» человечество неизбежно устремится в просторы космоса. Он первым провозгласил неотвратимость заселения околосолнечного пространства, колонизацию эфира и других солнечных систем.

В начале XXI века эти идеи становятся необыкновенно актуальными. Какова бы ни была главная причина климатической катастрофы (спровоцировали ли её люди, или космические факторы), она нарастает с каждым годом. А неразумное человечество отравило Землю настолько, что на ней становится невозможно жить. И если оно полно решимости выжить, другие планеты могут стать реальной альтернативой. Но только их надо освоить до того, как разрушится «колыбель человечества».

Лев МЕЛЬНИКОВ Академик Российской Академии космонавтики имени К.Э. Циолковского

Наши контакты

  • Россия, Москва
    пер. Огородная слобода д. 14, оф. 5
  • +7 (495) 621 84 21, +7 (925) 605 30 99

Информация


Контактная форма
Заполните пожалуйста все необходимые поля
Click to refresh

Обучение методу

В Методе используются только провереные энергоинформационные каналы, а также пути и способы их практического применения.